<

РУССКАЯ ЖАННА ДАРК

РУССКАЯ ЖАННА ДАРК

Саму Алёну после долгих пыток сожгли в срубе — до самого конца она сохраняла удивительное мужество — перекрестясь сама пошла на костёр…
  • Алёна Арзамасская — женщина- атаман, предводитель крупного отряда беглых крепостных крестьян во время крестьянской войны (1669-1671гг) под руководством Степана Разина, как и Жанна Дарк вошла в историю как непоколебимая духом воительница в борьбе за народную свободу, с той лишь разницей, что в случае с Жанной речь шла об внешней оккупации, в то время как здесь — о внутренней…

Алёна родилась в селе Выездная Слобода под Арзамасом. Известно, что ещё в молодости её насильно выдали замуж за пожилого крестьянина, но тот прожил недолго, и вскоре она стала вдовой. От нужды она постриглась в монахини в Арзамасском Николаевском монастыре. Здесь она обучилась грамоте, узнала народное врачевание и по всей видимости к началу Разинского движения достаточно насмотрелась несправедливостей творимых царскими и церковными властями..

В 1669 году, когда началось крестьянское восстание Степана Разина, Алёна покинула монастырь и присоединилась к восстанию. По всей видимости она обладала духовной и физической силой, даром убеждения и харизмой, коли ей очень быстро удалось собрать отряд из 300—400 человек, Алёна получила прозвище — старица, но вовсе не за возраст, а в силу уважения и признания её власти. Со своим отрядом она направилась к городу Темникову, расположенному на притоке Оки Мокше. В 1670 году её отряд объединился с отрядом Фёдора Сидорова, разбил отряд воеводы Арзамаса Леонтия Шайсукова. После этого повела отряды численностью до 700 человек от Арзамаса к Шацку, затем повернула и взяла Темников. Первая половина осени 1670 г. стала точкой наивысшего успеха восстания как в Среднем Поволжье, так и основных сил Разина на Нижней Волге взявших к тому времени Астрахань, Царицын, Саратов, Самару…. Алёна более двух месяцев управляла городом и войском. В отряде насчитывалось более 2000 повстанцев (по другим данным до 5000). Таким образом Алёна стала предводителем самых крупных повстанческих сил в Среднем Поволжье. Находясь в Темникове она писала письма в народ, — что они, «крестьяне, должны помочь «батюшке» Степану Тимофеевичу. За Аленой следовали русские, татарские, мордовские крестьяне. Командовавший карательным войском воевода Ю. Долгорукий сообщал в Москву, что Алена-старица «збирала с собою на воровство многих людей…» и «…писала прелестные письма». По всей видимости Алёна при помощи обращений к народу планировала увеличить силы своего отряда и идти на соединение с основными силами Разина. В это же время Разин не смог успешно завершить осаду Симбирска осенью 1670 г. Царь направил для подавления восстания 60-тысячное войско. 3 (13) октября 1670 г. под Симбирском царское войско под командованием воеводы Юрия Барятинского нанесло разинцам жестокое поражение. Степан Разин был тяжело ранен (4 (14) октября 1670) и был вывезен преданными ему казаками на Дон, где со своими сторонниками укрепился в Кагальницком городке, из которого год назад начал свой поход — там он в последствии -весной 1671 г. пыл пленён проправительственными казаками и выдан царским властям..

30 ноября 1670 года войско Алёны так же было атаковано царскими войсками и разгромлено. 4 декабря Алёна была захвачена во время боя в Темникове воеводой Ю. А. Долгоруковым. Всех пленных подвергли жестоким пыткам. Долгоруков приказал их «пытать и огнем жечь». Алена стойко перенесла истязания палачей не проронив ни звука. Мужество этой женщины внушило ее мучителям суеверный ужас. Они объявили, что она «ведунья» и не чувствует боли. После пыток её осудили к сожжению в срубе как разбойницу и еретичку, подозреваемую в колдовстве. Захваченных в плен попа Савву, бывшего вместе с повстанцами, и помощников Алены повесили по преданию на Рябчиковой горе за рекой Мокшей. Саму Алёну после долгих пыток сожгли в срубе — до самого конца она сохраняла удивительное мужество — перекрестясь сама пошла на костёр…

Казнь Алёны привлекла внимание современников-иностранцев (И. Ю. Марций). Ценный рассказ об Алёне Арзамасской сохранился в опубликованной в Германии в 1677 году брошюре «Поучительные досуги Иоганна Фриша или примечательные и вдумчивые беседы, в которых речь идёт о полезных и поучительных материях, а также каждый раз сообщается о важнейших событиях нашего времени». Фриш пишет:

Песня об Алёне старице —
Что не пройдет —
Останется,
А что пройдет —
Забудется…
Сидит Алена-Старица
В Москве, на Вшивой улице.

Зипун, простоволосая,
На голову набросила,
А ноги в кровь изрезаны
Тяжелыми железами.

Бегут ребята — дразнятся,
Кипит в застенке варево…
Покажут ноне разницам
Острастку судьи царевы!

Расспросят, в землю метлами
Брады у ставя долгие,
Как соколы залетные
Гуляли Доном-Волгою,
Как под Азовом ладили
Челны с высоким застругом,
Как шарили да грабили
Торговый город Астрахань!

Палач-собака скалится,
Лиса-приказный хмурится.
Сидит Алена-Старица
В Москве, на Вшивой улице.
Судья в кафтане до полу
В лицо ей светит свечечкой:
‘Немало, ведьма, попила
Ты крови человеческой,
Покуда плахе-матушке
Челом ты не ударила!’
Пытают в раз остаточный
Бояре государевы:
‘Обедню черту правила ль,
Сквозь сито землю сеяла ль
В погибель роду цареву,
Здоровью Алексееву?’

‘Смолой приправлен жидкою,
Мне солон царский хлебушек!
А ты, боярин, пыткою
Стращал бы красных девушек!
Хотите — жгите заживо,
А я царя не сглазила.
Мне жребий выпал — важивать
Полки Степана Разина.
В моих ушах без умолка
Поет стрела татарская…
Те два полка,
Что два волка,
Дружину грызли царскую!
Нам, смердам, двери заперты
Повсюду, кроме паперти.
На паперти слепцы поют,
Попросишь — грош купцы дают.

Судьба меня возвысила!
Я бар, как семя, щелкала,
Ходила в кике бисерной,
В зеленой кофте шелковой.

На Волге — что оконницы —
Пруды с зеленой ряскою,
В них раки нынче кормятся
Свежинкою дворянскою.

Боярский суд не жаловал
Ни старого, ни малого,
Так вас любить,
Так вас жалеть —
Себя губить,
Душе болеть!..

Горят огни-пожарища,
Дымы кругом постелены.
Мои друзья-товарищи
Порубаны, постреляны,
Им глазыньки до донышка
Ночной стервятник выклевал,
Их греет волчье солнышко,
Они к нему привыкнули.
И мне топор, знать, выточен
У ката в башне пыточной,
Да помни, дьяк,
Не ровен час:
Сегодня — нас,
А завтра — вас!
Мне б после смерти галкой стать,
Летать под низкою тучею,
Ночей не спать, —
Царя пугать
Бедою неминучею!..’

Смола в застенке варится,
Опарой всходит сдобною,
Ведут Алену-Старицу
Стрельцы на место Лобное.
В Зарядье над осокою
Блестит зарница дальняя.
Горит звезда высокая…
Терпи, многострадальная!

А тучи, словно лошади,
Бегут над Красной площадью.

Все звери спят.
Все птицы спят,
Одни дьяки
Людей казнят.

Д. Кедрин 1938 г.