<

Первомай

В детстве «день международной солидарности трудящихся» я не любил из за официоза, из за того, что вроде бы выходной, но его приходится тратить на выражение этой самой солидарности, притом солидарности фальшивой — по разнарядке и под угрозой получить два по поведению за саботаж. Я конечно с уважением относился к трудящимся мира, но искренне не понимал, зачем нужно несколько часов толкаться в колонне до городской площади с тяжёлыми портретами вождя мирового пролетариата, а затем радостно махать ручкой районным вождям, как собака радостно машет хвостиком при виде хозяина. Вторая часть праздника — выход в лес на шашлыки мне нравилась больше и взрослым судя по всему тоже, притом когда к вечеру у них развязывались языки, то любимых вождей, чьи портреты они несли с утра и которым махали руками — начинали поливать матом и рассказывать про них пошлые анекдоты. От этого ощущение фальши усиливалось- я понимал что все от мала до велика, включая и тех на трибунах кто махал нам руками в ответ -всё то что делали с утра — делали из под палки по принуждению, с единственным желанием как можно быстрее отбыть номер и это естественно подрывало веру в светлое коммунистическое будущие в целом. И у меня из за этого праздника начали зарождаться крамольные мысли, — а вдруг и вся идея коммунизма — фальшивка? Потом когда мои подозрения усилились я уже совершенно осознано саботировал вступление в комсомол так как не видел никакого смысла тратить время на бесконечные пустые заседания, совещания и демагогию. А потом как я и думал всё закончилось- нельзя построить то во что не веришь…

Однако праздник 1-мая по инерции продолжил своё существование -уже отдельно от той страны где был утверждён и от коммунистической солидарности трудящихся, жизнь после смерти праздник получил видимо из за привычки трудящихся что то праздновать в это время года и устойчивой любви населения к его второй неформальной части — водке с шашлыками на природе, а так же в виду начала дачного сезона с мелко собственническими буржуазными интересами всегда скрывавшимися под коммунистической ширмой. И стал он просто днём Весны и Труда — притом ключевое слово здесь весна, а слово труд просто по инерции перетекло от советского понимания праздника — вообще не понятно зачем, так как без коммунистической идеологии оно вообще бессмысленно, да и праздник труда по логике надо праздновать ударным трудом, а не несколькими днями отдыха.. Как бы там ни было в таком деполитизированном и алкоголизированном виде праздник стал более близок к первоисточнику зародившемуся ещё в языческом мире. Прежде чем войти в историю рабочего движения конца 19 -начала 20 века -1 мая праздновалось ещё в древнем Риме, в первый день месяца мая — названного в честь богини майи, — ей приносились жертвоприношения. Позже в средние века 1-е мая в том или ином виде праздновали все народы Европы, в языческом мире с одной стороны он понимался как пробуждение природы, а с другой как разгул нечистой силы — шабаш ведьм (вальпургиева ночь -с 30 апреля на 1 мая). Считалось что в эту ночь все ведьмы слетаются на поклонение к Сатане- общение с которым проходит на природе. Простые жители в эту ночь совершали обряды охраняющие от нечистой силы — с факелами ходили вокруг деревень, били в колокола, сжигали чучела ведьм. Очень символично что день нечистой силы в качестве государственных праздников сделали самые страшные режимы в человеческой истории — коммунистический и нацистский (в рейхе он назывался — день национального труда).