МОСКОВСКО — НОВГОРОДСКИЕ ВОЙНЫ — ПАДЕНИЕ ВЕЧЕВОЙ РЕСПУБЛИКИ

МОСКОВСКО — НОВГОРОДСКИЕ ВОЙНЫ — ПАДЕНИЕ ВЕЧЕВОЙ РЕСПУБЛИКИ
МОСКОВСКО — НОВГОРОДСКИЕ ВОЙНЫ — ПАДЕНИЕ ВЕЧЕВОЙ РЕСПУБЛИКИ
МОСКОВСКО — НОВГОРОДСКИЕ ВОЙНЫ — ПАДЕНИЕ ВЕЧЕВОЙ РЕСПУБЛИКИ
МОСКОВСКО — НОВГОРОДСКИЕ ВОЙНЫ — ПАДЕНИЕ ВЕЧЕВОЙ РЕСПУБЛИКИ
МОСКОВСКО — НОВГОРОДСКИЕ ВОЙНЫ — ПАДЕНИЕ ВЕЧЕВОЙ РЕСПУБЛИКИ
МОСКОВСКО — НОВГОРОДСКИЕ ВОЙНЫ — ПАДЕНИЕ ВЕЧЕВОЙ РЕСПУБЛИКИ

Новгород был свободным независимым государством и лишь по принуждению князя Александра раз в 8 лет выплачивал дань Орде. Новгород- член Ганзейского торгового союза, был одним из богатейших городов Европы, и одним из самых больших европейских государств — его владения простирались от Балтийского моря до Уральских гор, включая весь Русский Север. Новгород был вольным городом со свободными людьми и имел народную, вечевую форму управления с выборными должностями —с одними лишь этими фактами не могла мириться Москва с деспотической формой управления одного обожествляемого человека. В глазах Москвы Новгород со своими вольностями и богатствами был бельмом в глазу, дурным примером и соблазном для подданных. В последствии усиление Москвы с жёсткой централизованной властью и военная несостоятельность олигархических кругов Новгорода в последний период, предрешили его судьбу…

Московский князь Иван Калита получил от хана ярлык и право собирать дань для хана с окрестных земель. Половину дани Калита оставлял себе — за счёт этого, а так же умелых политических интриг произошло усиление Москвы. Так же в Москву была перенесена из Владимира резиденция митрополита. В 1331 г. Иван Калита потребовал выплаты повышенной дани с Новгорода, новгородцы отказались, тогда московские войска вторглись в новгородские земли, заняли Торжок и Бежецский верх и угрожали двинуться дальше. После долгих переговоров, Иван заключил с Новгородом мир и получил дань. Опасаясь угрозы со стороны Москвы новгородский епископ начал строительство нового детинца. На момент смерти Ивана Калиты Новгород и Москва находились вновь в состоянии конфликта вызванного требованием Иваном новой дани. После смерти Ивана новгородцы совершили поход на отторгнутое у них Белоозеро. Тем временем ханский ярлык получил сын Ивана Симеон Гордый. Он занял Торжок после чего новгородцы признали его титульным князем и выплатили дань. Новый поход на Новгород был предпринят московским князем Дмитрием -тогда новгородцы, что бы предотвратить осаду города вынужденны были сжечь окрестные монастыри что бы лишить врага опорных пунктов. Ожидаемая угроза со строны Москвы стала причиной основательного укрепления города — новгородцы соорудили фортификацию окольного города — ров и земляной вал с башнями и деревянной стеной на нём протяжённостью 7 км. Новгород дал убежище проигравшему в междуусобной войне с Василием Тёмным князю Дмитрию Шемяке. Позже Василий использовал это в качестве повода к походу на Новгород в 1456 г. В сражении у Русы новгородские войска были разбиты московско-татарским войском Василия Тёмного и Новгород запросил мир. Это было самое серьёзное поражение за всё время существования новгородской республики. Новгород потерял часть земель, выплатил дань и попал в зависимость от Москвы. Новгородцы, пытаясь отстоять свою независимость, пригласили на княжение литовского князя Михаила Олельковича и вели переговоры с польским королём Казимиром IV о поддержке на случай войны с Иваном III.

Иван III пытался повлиять на Великий Новгород через представителей церкви. Митрополит упрекал новгородцев в предательстве и требовал отказаться от «латинского государства», но вмешательство церкви только усилило разногласия и политическую борьбу в Новгороде, в котором победила группа бояр во главе с Марфой Борецкой («Посадницей»), женой новгородского посадника Исаака Борецкого. Действия новгородцев были расценены в Москве как «измена православию».

В 1471 году Иван III объявил «Крестовый поход» против Новгорода, обвинив новгородцев в вероотступничестве. По словам профессора Руслана Скрынникова, «в глазах московских книжников только монархические порядки были естественными и законными, тогда как вечевая демократия представлялась дьявольской прелестью. Решение Новгорода отстаивать свою независимость любой ценой они постарались изобразить как заговор бояр Борецких, нанявших “шильников” и привлекших на свою сторону чернь. Само вече, под пером московского писателя, превратилось в беззаконное скопище “злых смердов” и “безыменитых мужиков”».

Поляки на помощь новгородцам не пришли, так как Казимир IV, занятый борьбой за чешский престол, так и не подписал договор с ними, а князя Михаила Олельковича новгородцы прогнали – и тот в отместку по дороге в Киев разграбил Старую Руссу. Другие русские княжества не оказали помощи новгородцам. С задержкой новгородцам всё же удалось организовать Новгородское ополчение, во главе которого встали Василий Казимир и Дмитрий Борецкий, сын Марфы. Несмотря на численное превосходство новгородского войска, насчитывающего 30 тысяч человек -14 июля 1471 года московиты выиграли битву на реке Шелони. Дмитрий Борецкий в сражении погиб ( следует сказать что судьба Москвы тесно связанна с Ордой и её частями, в разное время она была и её провинцией, и в последствии сама поглощала её части собирая в своих руках её наследие. как бы там ни было значительную часть Московского войска вплоть до 17 века составляла татарская конница — именно она нанесла поражение Новгородскому войску в битве на Шелони).

Поражение при Шелони положило конец независимости Новгородской земли и конец Новгородской республики. После окончания войны был заключён Коростынский мир между Иваном III и Новгородом, — бояре присягнули на верность Москве.

В 1477 году послы, посланные в Москву новгородскими боярами-предателями, признали Ивана своим государем. Новгородское же вече отказалось признавать его в этом качестве: «Кланяемся тебе, Господину нашему, Великому Князю; а Государем не зовём. Суд твоим Наместникам будет на Городище по старине; но твоего суда, ни твоих Тиунов у нас не будет. Дворища Ярославля не даём. Хотим жить по договору, клятвенно утверждённому на Коростыне тобою и нами (в 1471 году). Кто же предлагал тебе быть Государем Новогородским, тех сам знаешь и казни за обман; мы здесь также казним сих лживых предателей. А тебе, Господин, челом бьём, чтобы ты держал нас в старине, по крестному целованию».

9 октября 1477 года московские войска выступили в направлении Великого Новгорода. Новгородское войско не вышло из города, решив организовать защиту города изнутри. Сопротивление новгородцев возглавила Марфа Борецкая, несмотря на то, что де-юре новгородским посадником был Фома Курятник. Новгород не был готов к длительной осаде -там начался голод, вскоре новгородцы стали просить Ивана о мире, пытались идти на переговоры. Посланники Новгорода были готовы признать Ивана III, но при этом пытались отстоять хотя бы некоторые вольности.

Тем временем в Новгороде из-за сильного голода произошёл раскол: одни горожане были готовы защищать его от москвичей, а другие – отказывались участвовать в отражениях атак московитов. Поняв, что московский государь настроен решительно, новгородцы в конце концов сдались. 13 января они объявили что Новгород готов подчиниться Великому князю. 15 января московские войска во главе с Иваном III вступили в город. Вечевой колокол был увезён в Москву, что символизировало конец новгородских вольностей.

Почти через два года, в октябре 1479 года, новгородцы восстали: они не пускали Ивана III в город. Войска князя, ворвались в Новгород, приступили к массовым расправам над горожанами. После погрома и казней из Новгорода в Москву было выслано 7000 семейств. Их везли зимой, и многие новгородцы погибли от холода. Марфа-посадница так же была увезена из Новгорода вместе с внуком, — достоверных сведений о её дальнейшей судьбе нет — скорее всего она была убита. Иван III приказал конфисковать земли, принадлежавшие Марфе Борецкой, а также вотчины новгородского епископа и шести крупных монастырей. В 1488 году по обвинению в покушение на Якова Захарьина, наместника Ивана III, из Господина Великого Новгорода было выслано ещё 8000 именитых граждан. Заместо вывезенного населения в Новгород заселялось московское.

В 1485 году – пала Тверь, в 1489 году Вятская республика, в 1510 году Псковская республика. Дух вечевых традиций не давал покоя Москве. И в начале1570 г. году Иван IV Грозный и его опричники устроили в Великом Новгороде погром, убив от 10 до 15 тысяч человек (население города насчитывало тогда 30 тысяч), при том убийства не ограничивались только самим городом. Иван велел обливать новгородцев зажигательной смесью и затем, обгорелых и ещё живых, сбрасывать в Волхов; иных перед утоплением волочили за санями; «а жён их, мужеск и женск пол младенцы» он повелел «взяху за руце и за нозе опако назад, младенцев к матерем своим и вязаху, и с великия высоты повеле государь метати их в воду» («Повесть о разгроме Великого Новгорода»). Священников и монахов забивали палками и так же сбрасывали в Волхов. Убийства и казни продолжались с 6 января по 15 февраля, как сообщает летописец — в иной день убивали по 1500 человек, дни же когда убивали по 500-600 считались счастливыми. Митрополит Филипп отказавшийся благословить этот поход так же поплатился жизнью. После этих событий Новгород лежал в руинах, голод и эпидемии добили последних жителей. Позже он был заселён выходцами из московских земель, в результате его население было практически полностью подменено. В последствии Новгород превратился в захудалую крепостную провинцию.